vyachvyach (vyachvyach) wrote,
vyachvyach
vyachvyach

Category:

Что такое Хинаяна? упс.........

Истоки буддизма-или обманка непосвященных.



Давно хотелось положить конец некоторому историко-философскому невежеству поздних школ  буддизма в отношении к  ранним школам, произошло это примерно так:  


Первый собор

Через три месяца после Махапариниббаны Будды, его непосредственные ученики собрали совет в Раджагахе. Возглавлял совет самый старший и уважаемый монах Махакассапа. Также там присутствовали два последователя Будды, один из которых специализировался в Дхамме, а другой – в Винае. Первый – это Ананда, ближайший соратник и ученик Будды, находившийся рядом с ним в течение 25 лет. Ананда обладал замечательной памятью и был способен повторить всё, что говорил Будда. В Винае специализировался ученик по имени Упали, который помнил все правила.

На первом соборе были произнесены вслух только два раздела учения – Дхамма и Виная. Что касается Дхаммы (и Абидхаммы), то в отношении её расхождений среди учеников не было. Однако насчёт Винаи возникли определённые расхождения. Незадолго до Париниббаны, Будда сказал Ананде, что если Сангха пожелает внести изменения в некоторые второстепенные правила, то она может сделать это. Когда это было сказано, Ананда был так подавлен горем, узнав о скором уходе Будды, что не спросил учителя, какие правила можно считать второстепенными, а какие нет. Участники собора не смогли сами прийти к соглашению на предмет того, какие правила второстепенны. В конце концов Махакассапа решил, что ни одно из правил, введённых Буддой не должно быть изменено и что новые правила также вводить не следует. На этот счёт не было никаких разъяснений, кроме такого высказывания Махакассапы: "Если бы мы изменили правила, то люди начнут говорить, что ученики почтенного Готамы изменили правила еще до того, как погас его погребальный костёр".

На соборе Дхамма была поделена на части, каждая из которых была закреплена за отдельным старейшиной и его учениками, с той целью, чтобы они зафиксировали её в своей памяти. С тех пор Дхамма передавалась устно от учителя к ученику. Ежедневно группы людей произносили вслух запомненные ими учения для сверки друг с другом, чтобы не было никаких изменений и добавлений. Историки сходятся во мнении, что устная традиция передачи более надёжна, нежели чем запись одним человеком по памяти по прошествии нескольких лет после самого события

Второй собор

Чеpез сто лет после паpиниpваны Будды был созван Втоpой Собоp в Весали (Вайшали), чтобы обсудить споpные вопpосы Винаи. Hа этом собоpе пpоизошел пеpвый pаскол сангхи, школа Махасангхика отошла от пpивеpженных тpадиции Стхавиpавадинов. Ключевым вопpосом было несогласие Махасангхики пpинять Сутpы и Винаю как окончательный автоpитет по учению Будды. Этот pаскол положил начало тому движению, котоpое позднее пpевpатилось в буддизм Махаяны, ставшим основным течением в севеpной Азии (Китае, Тибете, Японии, Коpее)  


из другого источника:

Сто лет спустя собрался второй собор для обсуждения некоторых правил Винаи. Через три месяца после Париниббаны Будды не было никакой необходимости вносить изменения в правила дисциплины, потому что за это время в обществе не произошло значительных политических, экономических или социальных изменений. Но через сто лет после этого, некоторые монахи сочли необходимым изменить некоторые второстепенные правила. Другие же монахи заявили, что не следует ничего менять. В результате те, кто настаивал на внесении изменений, покинули совет и создали Махасангхику – "большую общину". Хотя она и называлась Махасангхикой, но названия Махаяна тогда ещё не существовало. На втором соборе обсуждались только вопросы, касающиеся Винаи, а в отношении Дхаммы никаких разногласий не отмечалось


дальше интереснее:

Третий собор

В третьем веке до нашей эры, во время правления императора Ашоки, был созван третий совет для рассмотрений различий в точках зрения монахов из разных буддийских школ. На этом соборе различия обнаружились не только в понимании Винаи, но и в Дхамме. По завершении собора его председатель Могалипутта Тисса составил книгу под названием Катхаваттху, в которой опровергались ложные взгляды и теории, имевшиеся у некоторых школ. То учение, которое было принято и одобрено на этом соборе, стало известно под именем Тхеравада. Здесь же в неё была включена и Абидхамма Питака.

По окончании третьего совета, сын Ашоки Махинда принёс на Шри-Ланку Типитаку вместе с комментариями, которые были произнесены на третьем соборе. Эти тексты, переданные на Шри-Ланку, дошли до наших дней в полном объёме. Они были записаны на языке Пали. Этот язык произошёл от языка Магадхи, которым говорил Будда. Понятия Махаяна в это время не существовало.



Появление Махаяны
Приблизительно между первым веком до н.э. и 1 веком н.э. в сутре Благого Лотосного Закона (Саддхарма Пундарика Сутра) появляются термины Махаяна и Хинаяна. Около 2 века нашей эры термин Махаяна получил строгое определение. Нагарджуна разработал махаянскую философию Шуньяты и показал, что все вещи "пусты", в своём труде Мадхямика-карика. Около 4 века н.э. Асанга и Васубандху написали значительное количество материалов, принадлежащих к буддизму Махаяны. После первого века н.э. практикующие Махаяну чётко определили свою позицию и только тогда появились термины Махаяна и Хинаяна.

Не следует считать термины Хинаяна и Тхеравада синонимами. Буддизм Тхеравады пришёл на Шри-Ланку в 3 веке до н.э., когда никакой Махаяны ещё не существовало. Школы Хинаяны существовали в Индии совершенно независимо от шриланкийских. Сейчас в мире нет ни одной школы Хинаяны. По этой причины в 1950 году Всемирное Братство буддистов, собравшееся в Коломбо, единогласно решило, что термин "Хинаяна" не должен более использоваться в отношении буддизма, существующего ныне на Шри-Ланке, в Тайланде, Бирме, Камбодже, Лаосе и в других странах. Такова краткая история Тхеравады, Махаяны и Хинаяны.


Каре Альберт Лиэ

Миф о Хинаяне

Примерно в те столетия, когда родился Иисус Христос, в буддизме произошли значительные изменения. Родилась новая школа, названная ее последователями Махаяной. Отличия этой школы от более ранних школ можно найти в любой истории Буддизма. Здесь мы рассмотрим один из результатов этого развития: термин "Хинаяна".

Сторонники старейших школ критиковали Махаянистов, особенно за создание новых сутр, в которых «подделывалось» слово Будды. Махаянисты, со своей стороны, реагировали на критику, обвиняя своих оппонентов в непонимании учения Будды вообще и в том, что они являются ограниченными эгоистами. Ситуация накалялась и обвинения сыпались с обеих сторон. Тогда среди Махаянистов нашелся блестящий оратор, введший в обращение терминологию Махаяна-Хинаяна, которая, что называется, прижилась. Оппонентов стали называть Хинаяной, и это слово отлично работало как оскорбление – простое противопоставление Махаяне, которое мог понять и любой глупец.

"Хинаяна", или, правильнее, "hīnayāna", является очень уничижительным термином. Он не просто означает «Малую колесницу», как это часто понимается. Второй элемент hīna-yāna, – yāna – означает колесницу. Но hīna очень редко имеет значение "меньшей" или "малой". Если бы это было так, то в палийских (или санскритских) текстах использовался бы другой термин для противоположности mahā – большой. Противоположность mahā – cūļa, это обычное обозначение для "маленького".

Термин "Хинаяна" является эхом давно прошедших споров – или скорее таких споров, где одна сторона давно отсутствует, а другая спорит, слушая лишь собственное эхо.

Кто же был этим оппонентом, названным "Хинаяной"? Тхеравада? Вероятно, нет. В те времена, когда оформилась Махаяна, Тхеравада практически "эмигрировала" в Шри-Ланку, и едва ли могла числиться среди школ, доминировавших в Индии, где и происходили дебаты Махаяна-Хинаяна. Самой влиятельной из старейших школ тогда была Сарвастивада, так что она были самой вероятной, но едва ли единственной целью для таких оскорблений как "Хинаяна". Теперь Сарвастивады и других ранних школы Индии тех времен давно нет, кроме Тхеравады, но споры и аргументация, пронизавшие сутры Махаяны, например, очевидная анти-Хинаянская пропаганда в Лотосовой сутре, – продолжают отзываться эхом в учениях Махаяны и Ваджраяны.

Сегодня наблюдается путаница в использовании термина Хинаяна, который употребляется в Махаяне-Ваджраяне в трех различных смыслах:
1) В историческом смысле: До-Махаянские школы называют Хинаяной.
2) Современная Тхеравада путается с Хинаяной.
3) Термин "Хинаяна" используется как обозначение одной из частей учений Махаяны-Ваджраяны.

Давайте рассмотрим ближе эти три варианта.

1) Некоторые утверждают, что слово "Хинаяна", как обозначение для более ранних школ, использовалось только в далеком прошлом. Это неверно. Его можно найти в нескольких современных обзорных работах и в более специализированной литературе, например в работе Г. В. Гюнтера «Буддийская философия в теории и практике», где цитируются тибетские работы 18-го и 20-го века.

2) Как пример путаницы Хинаяны с Тхеравадой, приведем цитату из Библиографии Джейн Хоуп (Джейн Хоуп, ученица Чогьяма Трунгпа Ринпоче), «Будда для начинающих», напечатанной в 1995 г. (мне доступна только норвежская версия, надеюсь, что мой обратный перевод на английский не будет слишком неаккуратным). «Буддизм Хинаяны. Хорошим введением в традиционный буддизм Хинаяны является книга «Чему учил Будда», Валпола Рахулы… Написанное с современной точки зрения двумя западными учениками традиции Тхеравада… «Путь к сердцу мудрости», Джозефом Голдстейном и Джеком Корнфилдом…»

3) Теперь о путанице, имеющей место в Тибетском Буддизме. Некоторые говорят, что Хинаяна и Махаяна – два термина, с давних пор используемые для обозначения двух различных духовных установок, и цитируют 7-ю главу («Любовь и Сострадание») из тибетской классики «Драгоценное Украшение Освобождения», 10-го века, в которой автор, Чже Гампопа, ссылается на Хинаяну как обозначающую «меньшие способности» ("theg pa dman pa"). Параграф можно прочитать следующим образом: «Привязанность к умиротворению абсолютной безмятежности (1), означает наличие меньших способностей (2), когда стремление к освобождению направлено только на себя самого. Это препятствует заботе о других и потому мало способствует развитию альтруизма. Когда любовь и сострадание становится частью тебя, то проявляется столь большая забота о живых существах, что невозможно освобождение только лишь себя. […] Наставник Манджушрикирти говорит: «Для последователя Махаяны не должно проходить даже одного мгновения без доброты и сострадания», и «Не гневом и ненавистью, но добротой и состраданием вершится благо других».

Сноски к этим цитатам можно прочитать следующим образом: (1) Тибетское zhi.ba означает "покой, безмятежность". В этой части книги оно переводится как «абсолютная безмятежность», т.к. используется Гампопой для обозначения несострадающей безмятежности, как результата развития только медитации безмятежности. (2) Хинаяна: "меньшие способности", часто переводимая как "меньшая колесница". Термин подразумевает способности принимать обязательства. В этом случае обязательство – собственное, так как оно состоит в собственном освобождении, а не всех (как имеет место в Махаяне, при "больших способностях").

Проблема и путаница здесь конечно в том, что этот анализ не обращается напрямую к пали-санскритскому термину hīnayāna, а к его тибетскому переводу "theg pa dman pa". Это – ключевой момент, как будет показано ниже.

Слово Хинаяна не является тибетским, оно также не китайское, английское или языка Банту. Это слово – из пали и санскрита. Поэтому, единственно приемлемый подход для нахождения значения слова, заключается в изучении, как слово hīnayāna используется в палийских и санскритских текстах.

Здесь второй элемент, -yāna, означает колесницу. И расхождений нет. Тогда в каком смысле используется "hīna" в канонических палийских текстах?

Каждый буддист знает первую зафиксированную проповедь Будды, "Dhamma-cakka-ppavattana-sutta", проповеданную пяти аскетам, ставшим затем первыми пятью бхикху. В ней Будда говорит: "В эти две крайности, монахи, пусть не вдается подвижник. Какие две? Это склонность к страстному и роскошному, низменная (hīna), грубая, вульгарная, неблагородная и пагубная ..."

Зная, что в суттах синонимы часто используются, чтобы усилить и дополнить друг друга, здесь можно расценить «грубая, вульгарная, неблагородная и пагубная» как дополнительные определения для "hīna". И здесь Будда ясно обозначает путь, который не следует практиковать, как «hīna».

В других палийских текстах и комментариях hīna часто встречается в комбинации hīna-majjhima-pa.nīta, как низменное – среднее – возвышенное. В контексте hīna – majjhima – pa.nīta (или иногда только hīna – pa.nīta) слово hīna всегда используется для обозначения нежелательных качеств, таких как ненависть, жадность и невежество. Оно очевидно означает "низменный, нежелательный, презренный" – но не "маленький" или "меньший".

Комментарий Mahaniddesa-atthakatha, один из текстов, где встречается эта триада, определяет слово таким образом: hīnattike hīnāti lāmakā (В hīna-триаде "hīna" – "lāmakā"). Сейчас lāmaka определяется Словарем PTS как "незначащий, неважный, низший, плохой, греховный". Обычный синоним здесь – pāpa. «Pāpa» означает "плохое, злое". Представляется, что определения здесь следуют от плохого к худшему. В комментарии затем даются примеры, и объясняется, что желания, которые вызывают перерождение в niraya (аду, чистилище) – «hīna».

Теперь перейдем к санскритским текстам. В Lalitavistara мы находим версию Dhamma-cakka-ppavattana-sutta, где слово "hīna" используется точно так же, как в вышеупомянутой цитате из палийской версии этой сутты.

В Mahayanasutralankara Асанги, которая является весьма представительной для текстов Махаяны, мы находим интересный момент для наших поисков. Асанга говорит: "есть три типа людей: hīna-madhyama-vishishta ... (низменный – средний – возвышенный). "Это выражение аналогично с палийским: hīna-majjhima-pa.nīta, и показывает, что Махаянист, введший термин "hīnayāna", расценивал "hīna" как уничижительный, с тем же самым значением, что и в палийских текстах.

Очень интересным является издание Catushparishatsutra, в котором текст представлен в четырех параллельных вариантах: на санскрите, пали (Mahavagga), тибетском и немецком переводе с китайской версии. Здесь вновь мы находим Dhamma-cakka-ppavattana-sutta. Санскрит и пали мы уже рассмотрели. В немецкой версии с китайского говорится: "Erstens: Gefallen zu finden an und anzunehmen die niedrigen und ublen Sitten der gewohnliche Personen ...". Здесь есть небольшая неясность в том, что соответствует "hīna", – (презренное) "niedrigen" или "ublen" (злое, плохое). Но, по крайней мере, ясно, что отрицательное значение "hīna" было строго передано в китайском переводе. Здесь значение палийских и санскритских слов не изменено.

В тибетском варианте мы находим, что тибетское слово "dman-pa" соответствует санскритскому "hīna", как в приведенной выше цитате Чже Гампопы. И здесь мы находим причину позднейшей путаницы и недоразумений с термином hīnayāna. Давайте посмотрим, что тибетско-английские словари говорят о "dman-pa": В словаре Sarat Chandra говорится: "dman-pa: низкое, в отношении количества или качества, малое". Словарь Jaschke говорит даже более ясно: "dman-pa: 1.низкий; в отношении количества, малый. 2. в отношении качества: безразличный, неполноценный (Санскр.: hīna)."

Таким образом, оказывается, что санскритское слово hīna, которое, вне всякого сомнения, означает "низкое качество", стало переводиться тибетским словом dman-pa, имеющим двойное значение "низкое качество" и "малое количество". Вышеупомянутая цитата из Чже Гампопы, показывает, что в Тибете стало использоваться только последнее из двух значений – "меньшие способности", "более низкие способности", так что оригинальное значение "низкого качества" было искажено на "малое количество".

Таким образом, мы видим, что искажение явилась результатом того, что dman-pa имеет двойное значения в тибетском языке. Хинаяна, в первоначальном значении "колесницы презренного качества" – приобрела новое значение "колесницы меньших способностей". Но это лишь результат неправильного перевода. Конечно, неправомерно будет проецировать новое тибетское значение обратно на санскрито-палийское слово и говорить что это – значение Хинаяны, потому что так его объясняют тибетские наставники. То, что объясняют тибетские наставники, – это тибетское слово dman-pa, а не санскритское слово hīna.

Поэтому ясно, что нельзя утверждать, что Хинаяна имеет "умеренное" значение, которое ей дала Тибетская традиция в термине dman-pa. Хинаяна не является тибетским термином, это – термин санскрита-пали, и его резкое, уничижительное значение невозможно изменить любыми попытками преуменьшения.

Чем же тогда является Хинаяна? Это буддизм Тхеравады? Нет, это, пожалуй, оскорбительно и, скорее всего исторически неверно. Действительно ли это духовная устремленность в Махаяне и Ваджраяне? Нет, это – тибетское "theg pa dman pa", меньшие способности, а не санскритская "Хинаяна", "низменная колесница". Поэтому, в действительности, нет никакой Хинаяны. Хинаяна есть не что иное, как миф, путающий и дезориентирующий нас, и разумно мыслящие буддисты должны оставить это слово пылиться на полках музеев, которым оно по праву принадлежит, и найти другие слова для обозначения тех духовных устремлений, которые они хотели бы определить.



Tags: budda
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment